Кзокс раскоксовка: Доступ ограничен: проблема с IP

Содержание

Очиститель камеры сгорания и топливной системы G zox Injection & Carb Cleaner Soft99 11101

Если Вы, не хотите участвовать в торгах, то можете приобрести товар по фиксированной цене
Очиститель камеры сгорания и топливной системы Soft99 G’Zox 11101 / 03110
Раскоксовка Gzox / Аналог Шума MMC shumma engine conditioner MZ100139EX / 1110103110

Превосходно удаляет углеродистые отложения, смолы и прочие загрязнения инжекторов, карбюратора, дроссельной заслонки.Мгновенное действие.
Рекомендуется использовать каждые 8–10 тыс. км пробега. Можно использовать для мотоциклов.

Состав: растворитель нефтяного происхождения, этил гликоль, средство, активное только на поверхности.

Способ применения:

Перед применением встряхните.

В качестве очистителя топливной системы:
— Дайте машине прогреться (5-6 мин на холостую).
— Сделайте щель, немного ослабив резиновый шланг между воздушным фильтром и камерой, и вставьте трубку так, чтобы можно было впрыснуть изделие в камеру.
— Заведите мотор и доведите обороты приблизительно до 2 тыс. и, не сбрасывая обороты, в течение 30 сек. впрыскивайте очиститель.
— Остановите мотор и подождите 5-6мин., верните резиновый шланг на место.
— Заведите мотор. Дождитесь, пока не перестанет идти белый дым.
— Действия необходимо произвести так, чтобы в воздушный фильтр не попала жидкость.

В качестве очистителя карбюратора:
— После работы машины на холостую в течение 5-6 мин., снимите воздушный фильтр, чтобы машина не заглохла, доведите обороты до 1000-1500, впрысните очиститель в течение 30 секунд в отверстие карбюратора и заглушите мотор на 5-6 мин, поставьте воздушный фильтр на место.
— Заведите мотор. При необходимости отрегулируйте обороты.

Меры предосторожности:
— Не распылять вблизи открытого огня и раскаленных предметов!
— Предохранять от воздействия прямых солнечных лучей и нагревания выше 40 С! — Огнеопасно!
— Не разбирать и не давать детям!
— Не вдыхать.
— Использовать при температуре не ниже 10 С.
— После использования утилизировать как бытовой отход.
— Не содержит озоноразрушающих хладонов.
— Не использовать для многоцилиндровых и дизельных машин.

Примеры использования и отзывы, можете посмотреть на Drive2 и Youtube




В ТОРГАХ УЧАВСТВУЕТ 1 ЕДИНИЦА ТОВАРА

Раскоксовка — Двигатель — Клуб владельцев Honda Transalp

говорят у раскоксовок есть очень неприятный минус — они убивают сцепление. на машинах раскоксовка ,попадая в масло вместе с ним и сливается,заменяя на новое. а на мотах эти жижи попадают на фрикционы сцепы ,и взаимный контакт может привести к непредсказуемым результатам 

Не знал, но судя по отзывом хуже ни у кого не становилось. Проехался немного по дворам — разницы не заметил (поидее то что с ним будет? — временно увеличиться трение, но для сцепления это нормально…)
Посмотрим… — сцепление всё равно менять скоро собирался. 

 

3) Около часа пытался завести двигатель…

раскоксовка смыла масляную плёнку с ЦПГ, упала компрессия, хрен заведёшь. А плеснул бы маслица столовую ложку в цилиндр — сразу бы завёлся )))))))))))) ДАльше объяснять?

Ясно… поищу компресометр…
Но не совсем понятно зачем лить масло после раскоксовки, ведь оно там сгорит о образуется нагар…  а смысл процедуры как раз в избавлении от грязи. 
(понятно, что это поможет запустить двигатель… но довольно противоречивое действие)
Я думал в крайнем случае эфира чуть-чуть пшикнуть в воздухан.

У меня с прошлого сезона сильнее стало мокрить из под клапанной крышки — не подскажешь что это за симптом?

 

Вот может Димыч поддержать)
Я считаю не стоит обманывать себя «залегш ми кольцами» а начинать как написали выше.
Думать или о ремонте или замене.

Повторюсь — жор масла начался буквально за один день. Точнее, история такая:
Позапрошлый сезон жор был в районе 50-100 мл на 1000 км (а возможно и меньше т.к. масло проверял не так уж часто, а в интервалах 1500-2000). Но при этом когда ездил в Крым — на туда и обратно ~1500 км скушал литр… — скорее всего из-за скорости т.к. всю дорогу ехал около 120-140 км/ч. По возвращению в Сочи расход опять пришёл в норму около 50 мл на 1000 км (- тут уж я чётко следил т.к. после Крыма не хотел дефицита масла). 
И вот, в конце прошлого сезона я поехал в Ростов  (около 700 км) и по приезду обнаружил, что ушло около 0.6 л масла, и вот с тех пор такой расход и по трассе и в городе (в городе чуть меньше — 0,4 бывает но всё равно он гораздо больше чем был).

Именно такое странное, внезапное увеличение расхода масла и натолкнуло меня на мысль о залёгших кольцах.

Тут ещё хочу отметить, что как раз в прошлом сезоне перешёл с Мотюль 7100, на 5100 (в этом сезоне уже лью Лукойл) — может быть в этом дело, но многие считают, что разница только в маркетинге…
 

 

Сообщение отредактировал Barbaross: 15 June 2019 — 15:12

Японская автохимия, раскоксовка. Официальный дилер GZox (Гзокс)

Представляем Вашему вниманию автохимию и автокосметику высокого качества GZox из Японии . Производитель продукции G’Zox корпорация SOFT99 была основана в 1954 году. Основной вид ее деятельности — производство автохимии и автокосметики. Продукты серии GZox были разработаны для профессионального использования в авто- и мотоспорте. В то же время, благодаря легкости применения, они широко используются автолюбителями. Компания SOFT99 применяет при производстве своей продукции самые передовые технологии и только лучшее сырье. Ассортимент компании насчитывает десятки типов товаров, способных удовлетворить самого взыскательного покупателя. Корпорация SOFT99 является безусловным лидером японского рынка, известного своей жесткой конкуренцией и требовательностью к качеству и безопасности продукции. Продукция компании удовлетворяет всем японским требованиям экологической безопасности, которые являются одними из самых строгих в мире.

 

 

В нашем интернет-магазине представлен весь ассортимент продукции Гзокс, которую Вы можете купить или заказать  из любой точки России. Доставка товара осуществляется всеми доступными способами, указанными на сайте в разделе  доставка . Обращаем Ваше внимание на то, что с недавнего времени правила авиационной безопасности запрещают перевозку на воздушных судах жидкостей в баллонах под давлением. В этой связи отправка способом Авиа не представляется возможной (относится к тем регионам, где возможна только Авиа доставка).

 

ООО «ГАЗПРОМНЕФТЬ — смазочные материалы»


  ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Потребительские масла

Passenger Vehicle Lubricants – масла для легкового транспорта.


В эту группу входят моторные, трансмиссионные, сервисные масла и пластичные смазки для потребительского сегмента.

Масла для двигателей легкового транспорта

Gazpromneft Premium C3 5W-30, 5W-40

масла моторные синтетические всесезонные

Полностью синтетические моторные масла. Предназначены для применения в высокофорсированных бензиновых двигателях, а также в дизельных двигателях легковой техники, оборудованных сажевыми фильтрами (DPF) и системами нейтрализации отработавших газов (TWC). Возможно применение с увеличенным интервалом замены по рекомендации автопроизводителя. Производится по технологии Mid SAPS: с пониженным содержанием серы, фосфора и сульфатной золы. подробнее

Gazpromneft Premium N 5W-40

масло моторное всесезонное универсальное

Полностью синтетическое всесезонное моторное масло, производятся с использованием высококачественных базовых масел и сбалансированного пакета присадок. Благодаря использованию улучшенных базовых масел моторное масло обладает: увеличенным сроком службы, сниженным расходом масла на угар, улучшенными антикоррозионными свойствами. подробнее

Gazpromneft Premium GF-5 5W-30


Технология обезуглероживания

мгновенно превращает углекислый газ в твердый углерод

Karma Zuraiqi/RMIT University

Австралийские исследователи разработали интеллектуальный и сверхэффективный новый способ улавливания углекислого газа и преобразования его в твердый углерод, чтобы способствовать декарбонизации тяжелой промышленности.

Технология утилизации диоксида углерода, разработанная исследователями из Университета RMIT в Мельбурне, Австралия, предназначена для беспрепятственной интеграции в существующие промышленные процессы.

Декарбонизация — это огромная техническая проблема для предприятий тяжелой промышленности, таких как цементная и сталелитейная, которые не только энергоемки, но и непосредственно выделяют CO 2  в процессе производства.

Новая технология предлагает путь к мгновенному преобразованию углекислого газа по мере его производства и постоянному удержанию его в твердом состоянии, не допуская попадания CO

2 в атмосферу.

Со-ведущий исследователь доцент Торбен Даенеке сказал, что работа основана на более раннем экспериментальном подходе, который использовал жидкие металлы в качестве катализатора.

«Наш новый метод по-прежнему использует силу жидких металлов, но конструкция была изменена для более плавной интеграции в стандартные промышленные процессы», — сказал Даенеке.

ВЗГЛЯД: Первое в мире средство для стирки, изготовленное из промышленных выбросов углерода, выпущено компанией Unilever

«Помимо того, что новую технологию проще масштабировать, она значительно эффективнее и может мгновенно расщеплять CO

2 до углерода.

«Мы надеемся, что это может стать важным новым инструментом в продвижении к декарбонизации, чтобы помочь промышленности и правительствам выполнить свои обязательства в отношении климата и радикально приблизить нас к чистому нулю.

На эту технологию подана предварительная патентная заявка, и исследователи недавно подписали соглашение на сумму 2,6 млн австралийских долларов (1,85 млн долларов США) с австралийской компанией ABR, занимающейся экологическими технологиями, которая занимается коммерциализацией технологий обезуглероживания цементной и сталелитейной промышленности.

Со-ведущий исследователь д-р Кен Чанг сказал, что команда хотела услышать мнение других компаний, чтобы понять проблемы в труднодоступных для обезуглероживания отраслях и определить другие потенциальные области применения технологии.

СВЯЗАННЫЙ: Новый метод стартапа по переработке CO2 в корм для животных, богатый белком, получает финансирование в размере 9 миллионов долларов

«Чтобы ускорить устойчивую промышленную революцию и экономику с нулевым выбросом углерода, нам нужны умные технические решения и эффективное сотрудничество в области исследований и промышленности», — сказал Чан.

На сталелитейную и цементную промышленность приходится около 7% от общего объема глобальных выбросов CO 2 (Международное энергетическое агентство), при этом ожидается, что оба сектора будут продолжать расти в ближайшие десятилетия, поскольку спрос подпитывается ростом населения и урбанизацией.

Технологии улавливания и хранения углерода (CCS) в основном сосредоточены на сжатии газа в жидкость и закачивании его под землю, но это сопряжено со значительными техническими проблемами и экологическими проблемами. CCS также подвергался критике за то, что он слишком дорог и энергоемок для широкого использования.

Даенеке, член Австралийского исследовательского совета DECRA, сказал, что новый подход предлагает устойчивую альтернативу с целью как предотвращения выбросов CO 2 , так и повторного использования углерода с добавленной стоимостью.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО:

В Исландии заработала самая большая в мире фабрика по высасыванию углерода из неба и хранению его на миллионы лет

«Превращение CO 2  в твердое вещество позволяет избежать возможных проблем с утечкой и надежно блокирует его на неопределенный срок», — сказал он.

«И поскольку в нашем процессе не используются очень высокие температуры, было бы целесообразно использовать для реакции возобновляемые источники энергии».

Правительство Австралии выделило CCS в качестве приоритетной технологии для инвестиций в свой план нулевого уровня выбросов, объявив о создании фонда в размере 1 миллиарда австралийских долларов (7 156 666 долларов США) для разработки новых технологий с низким уровнем выбросов.

Как работает технология

Группа RMIT во главе с ведущим автором и доктором наук Кармой Зурайки использовала методы термохимии, широко используемые в промышленности, при разработке новой технологии CCS.

Метод «барботажной колонны» начинается с нагревания жидкого металла примерно до 100-120°С.

В жидкий металл впрыскивается углекислый газ, при этом пузырьки газа поднимаются вверх, как пузырьки в бокале для шампанского.

Когда пузырьки движутся через жидкий металл, молекула газа распадается на хлопья твердого углерода, при этом реакция занимает всего доли секунды.

«Именно невероятная скорость химической реакции, которой мы достигли, делает нашу технологию коммерчески жизнеспособной там, где так много альтернативных подходов боролись», — сказал Чан.

Следующим этапом исследования является масштабирование проверки концепции до модульного прототипа размером с транспортный контейнер в сотрудничестве с отраслевым партнером ABR.

Директор проекта

ABR Дэвид Нго сказал, что процесс RMIT превращает отходы в основной ингредиент цементных смесей следующего поколения.

СВЯЗАННЫЕ С: Шведская фирма поставляет первую партию «зеленой стали» для Volvo — сделано без угля

«Изменение климата не будет решено с помощью одного единственного решения, однако сотрудничество между ABR и RMIT позволит создать эффективную и действенную технологию для достижения наших целей с нулевым уровнем выбросов», — сказал Нго.

Команда также исследует возможности применения преобразованного углерода, в том числе в строительных материалах.

«В идеале углерод, который мы производим, можно было бы превратить в продукт с добавленной стоимостью, способствуя экономике замкнутого цикла и позволяя технологии CCS окупать себя с течением времени», — сказал Даенеке.

Исследование опубликовано в журнале Energy & Environmental Science .

( СМОТРЕТЬ видео к этой истории ниже.)

Источник: RMIT

ПРЕОБРАЗОВАТЬ Негатив в Добро; Поделитесь этой обнадеживающей историей…

SEC.gov | Порог частоты запросов превысил

Чтобы обеспечить равный доступ для всех пользователей, SEC оставляет за собой право ограничивать запросы, исходящие от необъявленных автоматических инструментов.Ваш запрос был идентифицирован как часть сети автоматизированных инструментов, выходящих за рамки допустимой политики, и будет управляться до тех пор, пока не будут предприняты действия по объявлению вашего трафика.

Пожалуйста, заявите о своем трафике, обновив свой пользовательский агент, включив в него информацию о компании.

Чтобы ознакомиться с рекомендациями по эффективной загрузке информации с SEC.gov, включая последние документы EDGAR, посетите сайт sec.gov/developer. Вы также можете подписаться на рассылку обновлений по электронной почте в программе открытых данных SEC, включая передовые методы, которые делают загрузку данных более эффективной, и SEC.gov, которые могут повлиять на процессы загрузки по сценарию. Для получения дополнительной информации обращайтесь по адресу [email protected]

Для получения дополнительной информации см. Политику конфиденциальности и безопасности веб-сайта SEC. Благодарим вас за интерес, проявленный к Комиссии по ценным бумагам и биржам США.

Идентификатор ссылки: 0.67fd733e.1646523978.268137a9

Дополнительная информация

Политика безопасности Интернета

Используя этот сайт, вы соглашаетесь на мониторинг и аудит безопасности.В целях безопасности и для обеспечения того, чтобы общедоступные услуги оставались доступными для пользователей, эта правительственная компьютерная система использует программы для мониторинга сетевого трафика для выявления несанкционированных попыток загрузить или изменить информацию или иным образом нанести ущерб, включая попытки отказать в обслуживании пользователям.

Несанкционированные попытки загрузки информации и/или изменения информации в любой части этого сайта строго запрещены и подлежат судебному преследованию в соответствии с Законом о компьютерном мошенничестве и злоупотреблениях от 1986 года и Законом о защите национальной информационной инфраструктуры от 1996 года (см.S.C. §§ 1001 и 1030).

Чтобы гарантировать, что наш веб-сайт хорошо работает для всех пользователей, SEC отслеживает частоту запросов контента SEC.gov, чтобы гарантировать, что автоматический поиск не повлияет на способность других получать доступ к контенту SEC.gov. Мы оставляем за собой право блокировать IP-адреса, отправляющие чрезмерные запросы. Текущие правила ограничивают количество пользователей до 10 запросов в секунду, независимо от количества компьютеров, используемых для отправки запросов.

Если пользователь или приложение отправляет более 10 запросов в секунду, дальнейшие запросы с IP-адреса(ов) могут быть ограничены на короткий период.Как только количество запросов упадет ниже порогового значения на 10 минут, пользователь может возобновить доступ к контенту на SEC.gov. Эта практика SEC предназначена для ограничения чрезмерных автоматических поисков на SEC.gov и не предназначена и не ожидается, что она повлияет на отдельных лиц, просматривающих веб-сайт SEC.gov.

Обратите внимание, что эта политика может измениться, поскольку SEC управляет SEC.gov, чтобы обеспечить эффективную работу веб-сайта и его доступность для всех пользователей.

Примечание: Мы не предлагаем техническую поддержку для разработки или отладки процессов загрузки по сценарию.

SEC.gov | Порог частоты запросов превысил

Чтобы обеспечить равный доступ для всех пользователей, SEC оставляет за собой право ограничивать запросы, исходящие от необъявленных автоматических инструментов. Ваш запрос был идентифицирован как часть сети автоматизированных инструментов, выходящих за рамки допустимой политики, и будет управляться до тех пор, пока не будут предприняты действия по объявлению вашего трафика.

Пожалуйста, заявите о своем трафике, обновив свой пользовательский агент, включив в него информацию о компании.

Для получения рекомендаций по эффективной загрузке информации из SEC.gov, включая последние документы EDGAR, посетите страницу sec.gov/developer. Вы также можете подписаться на получение по электронной почте обновлений программы открытых данных SEC, включая передовые методы, которые делают загрузку данных более эффективной, и улучшения SEC.gov, которые могут повлиять на процессы загрузки по сценарию. Для получения дополнительной информации обращайтесь по адресу [email protected]

Для получения дополнительной информации см. Политику конфиденциальности и безопасности веб-сайта SEC. Благодарим вас за интерес, проявленный к Комиссии по ценным бумагам и биржам США.

Идентификатор ссылки: 0.5dfd733e.1646523979.1107b22e

Дополнительная информация

Политика безопасности Интернета

Используя этот сайт, вы соглашаетесь на мониторинг и аудит безопасности. В целях безопасности и для обеспечения того, чтобы общедоступные услуги оставались доступными для пользователей, эта правительственная компьютерная система использует программы для мониторинга сетевого трафика для выявления несанкционированных попыток загрузить или изменить информацию или иным образом нанести ущерб, включая попытки отказать в обслуживании пользователям.

Несанкционированные попытки загрузки информации и/или изменения информации в любой части этого сайта строго запрещены и подлежат судебному преследованию в соответствии с Законом о компьютерном мошенничестве и злоупотреблениях от 1986 года и Законом о защите национальной информационной инфраструктуры от 1996 года (см.S.C. §§ 1001 и 1030).

Чтобы гарантировать, что наш веб-сайт хорошо работает для всех пользователей, SEC отслеживает частоту запросов контента SEC.gov, чтобы гарантировать, что автоматический поиск не повлияет на способность других получать доступ к контенту SEC.gov. Мы оставляем за собой право блокировать IP-адреса, отправляющие чрезмерные запросы. Текущие правила ограничивают количество пользователей до 10 запросов в секунду, независимо от количества компьютеров, используемых для отправки запросов.

Если пользователь или приложение отправляет более 10 запросов в секунду, дальнейшие запросы с IP-адреса(ов) могут быть ограничены на короткий период.Как только количество запросов упадет ниже порогового значения на 10 минут, пользователь может возобновить доступ к контенту на SEC.gov. Эта практика SEC предназначена для ограничения чрезмерных автоматических поисков на SEC.gov и не предназначена и не ожидается, что она повлияет на отдельных лиц, просматривающих веб-сайт SEC.gov.

Обратите внимание, что эта политика может измениться, поскольку SEC управляет SEC.gov, чтобы обеспечить эффективную работу веб-сайта и его доступность для всех пользователей.

Примечание: Мы не предлагаем техническую поддержку для разработки или отладки процессов загрузки по сценарию.

ONEOK объявляет о цели по абсолютному сокращению выбросов на 30% к 2030 году — ONEOK

ТУЛСА, Оклахома, 22 сентября 2021 г. /PRNewswire/ — ONEOK, Inc. (NYSE: OKE) сегодня объявила о сокращении выбросов парниковых газов (ПГ) в масштабах всей компании цель. Компания рассчитывает достичь абсолютного сокращения на 30%, или 2,2 млн метрических тонн (Мт), совокупных выбросов категорий 1 и 2 к 2030 году по сравнению с уровнями базового года 2019 года.

«ONEOK имеет долгую историю ответственной деятельности, и это объявление свидетельствует о неизменной приверженности нашим основным принципам работы», — сказал Пирс Х.Нортон II, президент и главный исполнительный директор ONEOK. «Постановка этой цели по сокращению выбросов знаменует собой еще одну важную веху в области охраны окружающей среды для нашей компании. 

«В дополнение к этой цели наши специалисты по устойчивому развитию и возобновляемым источникам энергии активно изучают возможности, которые дополнят наши обширные активы и опыт в области переработки, усиливая жизненно важную роль, которую мы ожидаем. «играть в экономике с более низким уровнем выбросов углерода», — добавил Нортон. «Мы останемся целенаправленными в нашем центре внимания и будем поддерживать дисциплину капитала, развивая эти возможности.»

Сокращение на 30% к 2030 году

Выбросы категорий 1 и 2 представляют собой общие операционные выбросы ONEOK, включая прямые выбросы из источников, эксплуатируемых компанией, и косвенные выбросы от производства покупной электроэнергии. Объемы 1 и 2 ONEOK за 2019 год выбросы составили 7,2 млн т эквивалента диоксида углерода (CO 2 е. Сокращение на 30 % по сравнению с уровнем 2019 г. приведет к сокращению выбросов на 2,2 млн т CO 2 е к 2030 г.

Возможности для сокращения включают электрификацию некоторых установок сжатия природного газа активы в рамках операций ONEOK, снижение выбросов метана с помощью передовых методов управления и оптимизации системы.Кроме того, ONEOK ищет возможности для сотрудничества с коммунальными службами и производителями электроэнергии, чтобы ускорить доступность вариантов энергии с низким уровнем выбросов углерода в рамках операций компании.

Цель ONEOK на 2030 год еще больше усиливает стремление компании к сокращению выбросов за счет отраслевых отношений, передовых методов управления, использования технологий для обнаружения и минимизации выбросов, а также внутренних экологических целей. С 2014 года компания включила внутреннюю экологическую метрику в качестве элемента краткосрочной программы мотивации для всех сотрудников, чтобы способствовать постоянному сокращению выбросов и выбросов на предприятиях ONEOK.Эта новая общедоступная цель по выбросам дополняет давние внутренние цели, укрепляя при этом общую приверженность компании снижению воздействия на окружающую среду.

Дополнительную информацию об усилиях ONEOK по сокращению выбросов, а также об экологических, социальных и управленческих показателях можно найти на веб-сайте ONEOK www.oneok.com.

ONEOK, Inc. (произносится как ONE-OAK) (NYSE: OKE) — ведущий поставщик услуг по переработке и переработке и владелец одной из лучших в стране систем сжиженного природного газа (ШФЛУ), соединяющей поставки ШФЛУ в Скалистых горах на Среднем континенте. Пермский регион с ключевыми центрами сбыта и развитой сетью активов по сбору, переработке, хранению и транспортировке природного газа.

ONEOK входит в список Fortune 500 и входит в S&P 500.

Последние новости об ONEOK можно найти на сайте www.oneok.com или в LinkedIn, Facebook, Twitter и Instagram.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНО ЗАЯВЛЕНИЙ ПРОГНОЗНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

Некоторые из заявлений, содержащихся и включенных в настоящий документ, являются заявлениями прогнозного характера в соответствии с определением федерального законодательства о ценных бумагах. Примеры прогнозных заявлений, содержащихся в настоящем документе, включают нашу цель по сокращению выбросов парниковых газов.Мы делаем эти заявления прогнозного характера, полагаясь на меры защиты «безопасной гавани», предусмотренные федеральным законодательством о ценных бумагах и другими применимыми законами. Следующее обсуждение предназначено для выявления важных факторов, которые могут привести к тому, что будущие результаты будут существенно отличаться от тех, которые изложены в прогнозных заявлениях.

Прогнозные заявления отражают наши ожидания на дату настоящего пресс-релиза и включают информацию о возможных или предполагаемых будущих результатах нашей деятельности, а также другие заявления, содержащиеся или включенные в настоящий документ и обозначенные такими словами, как «ожидать», «полагать», «продолжать», «могть», «оценивать», «ожидать», «прогнозировать», «цель», «цель», «руководство», «намереваться», «может», «может», «прогноз», «планировать». », «потенциал», «проект», «запланировано», «должен», «будет», «будет» и другие слова и термины аналогичного значения.

Читатели не должны чрезмерно полагаться на прогнозные заявления, и им настоятельно рекомендуется внимательно просматривать и учитывать различные раскрытия информации, которые мы время от времени делаем с Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC), которые доступны на веб-сайте SEC по адресу www.sec.gov и на нашем веб-сайте www.oneok.com. Известные и неизвестные риски, неопределенности и другие факторы могут привести к тому, что наши фактические результаты, показатели или достижения будут существенно отличаться от любых будущих результатов, показателей или достижений, выраженных или подразумеваемых в прогнозных заявлениях.В дополнение к любым предположениям и другим факторам, упомянутым конкретно в связи с прогнозными заявлениями, факторы, которые могут привести к существенному отличию наших фактических результатов от предполагаемых в любом прогнозном заявлении, включают, среди прочего, следующее:

  • Переход к низкоуглеродной экономике, включая сроки и масштабы перехода, а также ожидаемую роль различных источников энергии в таком переходе;
  • Скорость технологических достижений и отраслевых инноваций, в том числе направленных на сокращение выбросов парниковых газов и продвижение других инициатив, связанных с климатом, а также наша способность использовать преимущества этих инноваций и разработок;
  • Эффективность наших стратегий управления рисками, включая снижение рисков, связанных с климатом;
  • Наша способность выявлять и реализовывать возможности, а также экономическая жизнеспособность этих возможностей, в том числе связанных с возобновляемыми источниками энергии, возобновляемым природным газом, улавливанием, использованием и хранением углерода, солнечной энергией, ветром и альтернативными источниками топлива с низким содержанием углерода, такими как водород;
  • Способность наших существующих активов и опыта поддерживать рост и переход к различным возможностям использования возобновляемых и альтернативных источников энергии, в том числе посредством позиционирования и оптимизации наших активов;
  • Наша способность эффективно снижать углеродоемкость нашей деятельности (объема 1 и 2), в том числе за счет использования альтернативных источников энергии с более низким уровнем выбросов углерода, методов управления и системной оптимизации;
  • Последствия изменений в государственной политике и нормативных актах, включая изменения в отношении налоговой политики, кредитов на выбросы, компенсаций за выбросы углерода и установления цен на выбросы углерода;
  • Необходимость сосредоточить наше внимание на поддержании и улучшении наших существующих активов;
  • Последствия приобретения или отчуждения; и
  • Те факторы, которые перечислены в разделе «Заявления о перспективах» в нашем годовом отчете по форме 10-K за финансовый год, закончившийся 31 декабря 2020 г. (Годовой отчет за 2020 г.), а также в других наших документах, которые мы подаем в SEC, которые доступны на веб-сайте SEC по адресу www.sec.gov и наш веб-сайт www.oneok.com.

Эти факторы не обязательно являются всеми важными факторами, которые могут привести к существенному отличию фактических результатов от результатов, выраженных в любом из наших прогнозных заявлений. Другие факторы, известные и неизвестные, также могут негативно повлиять на наши будущие результаты. Эти и другие риски более подробно описаны в Части I, Пункт 1A, Факторы риска, в нашем Годовом отчете за 2020 год и в других наших документах, которые мы подаем в SEC, которые доступны на веб-сайте SEC по адресу www.sec.gov и наш веб-сайт www.oneok.com. Все прогнозные заявления, приписываемые нам или лицам, действующим от нашего имени, во всей своей полноте явно определяются этими факторами. Любое такое прогнозное заявление имеет силу только на дату, когда такое заявление сделано, и кроме случаев, предусмотренных законодательством о ценных бумагах, мы не берем на себя и прямо отказываемся от каких-либо обязательств или обязанностей по публичному обновлению любого прогнозного заявления, будь то в результате новой информации, последующих событий или изменения обстоятельств, ожиданий или иным образом.

Несмотря на то, что будущие события или изменения, обсуждаемые здесь, могут быть значительными, любое значение не должно толковаться как обязательно повышающееся до уровня существенности раскрытия информации, требуемого в соответствии с федеральным законодательством США о ценных бумагах. Наши цели носят амбициозный характер и не гарантируют и не обещают, что все цели будут выполнены. Статистические данные и показатели, включенные в наши документы, связанные с устойчивым развитием, являются оценочными и могут основываться на предположениях, разрабатываемых стандартах или сторонних данных, которые мы не проверяли независимо.

Аналитик Контактное лицо:

Меган Паттерсон


918-561-5325

Контактная информация для СМИ:

Брэд Боррор


918-588-7582

s Просмотреть исходный контент:://wwwhttp://wwwhttphttp://wwwhttps://www.prnewswire.com/news-releases/oneok-announces-30-absolute-emissions-reduction-target-by-2030-301383027.html

ИСТОЧНИК ONEOK, Inc.

Frontiers | Оксюморон удаления углекислого газа: избежать блокировки углерода и сохранить статус-кво ископаемых?

Введение

Достижение климатической цели Парижского соглашения по удержанию роста глобальной температуры значительно ниже 2 или 1,5°C требует быстрой и глубокой декарбонизации всей мировой экономики (Rockström et al., 2017). По сути, это означает, что мир должен перейти с беспрецедентной скоростью от энергетических систем, основанных на ископаемом топливе, к системам, работающим на неуглеродных источниках энергии, таких как возобновляемая, ядерная и водородная энергия. Требуемые темпы изменений действительно экстраординарны. В 2020 году, разрушив мировую экономику, пандемия COVID-19 вызвала самое большое сокращение глобальных выбросов CO 2 за один год, примерно на 7% по сравнению с 2019 годом (Friedlingstein et al., 2020; Le Quéré et al., 2021). Для достижения целевого показателя 1,5°C до 2030 года каждый год должны будут происходить примерно одинаковые темпы сокращения выбросов (МГЭИК, 2018; ЮНЕП, 2019).

Однако инфраструктурная инерция энергетической системы, работающей на ископаемом топливе, уже ставит под угрозу задачу быстрой декарбонизации. Если бы существующим (и уже предложенным) электроэнергетическим и промышленным объектам, работающим на ископаемом топливе, было бы разрешено работать в течение среднего исторического срока службы (например, 40 лет для электростанций), «гарантированные выбросы» от существующей энергетической инфраструктуры, вероятно, превысили бы оставшийся углеродный баланс. за 1.5°C (Тонг и др., 2019). Таким образом, чтобы иметь разумные шансы достичь целевого показателя 1,5 °C, необходимо не только запретить новое строительство электростанций, работающих на ископаемом топливе, но и добиваться скорейшего вывода из эксплуатации существующей инфраструктуры (Cui et al., 2019; Fofrich et al. др., 2020). В противном случае существующая инфраструктура ископаемого топлива должна быть модернизирована с помощью технологий улавливания и хранения углерода (CCS) или компенсирована технологиями удаления углекислого газа (CDR).

Здесь картина «декарбонизации» энергетических систем становится туманной.С одной стороны, все чаще звучат призывы к преднамеренному сокращению и даже запрещению производства и потребления ископаемого топлива (Green, 2018; Piggot et al., 2018, 2020; Rosenbloom and Rinscheid, 2020). Предположение такого призыва состоит в том, что создание нормы, запрещающей использование ископаемого топлива, и повышение риска невозврата активов за счет финансовых изъятий и других средств приведут к более быстрому отказу от ископаемого топлива и, следовательно, к ускорению перехода к неископаемой энергии. С другой стороны, широко признано, что полная декарбонизация была бы невозможна без опций CDR, которые компенсируют «остаточные выбросы» от ископаемого топлива, особенно в таких трудносокращаемых секторах, как производство стали и цемента, междугородние перевозки, судоходство или авиация (Davis et al., 2018; Людерер и др., 2018). Перспективы технологий CDR проистекают из нашего восприятия того, что полный отказ от ископаемого топлива нецелесообразен (по крайней мере, в течение требуемого периода времени). Риска оказаться в затруднительном положении также можно эффективно избежать, модернизировав инфраструктуру, работающую на ископаемом топливе, с помощью CCS (Johnson et al., 2015).

Использование ископаемого топлива глубоко укоренилось в нашей экономике и культуре. Наше общество в целом построено вокруг энергетической инфраструктуры, работающей на ископаемом топливе. Учитывая это укрепление — часто называемое блокировкой углерода — роль, которую технологии CDR играют в декарбонизации энергии, является одновременно важной и рискованной.Хотя CDR в значительной степени рассматривается как неотъемлемая часть обезуглероживания ископаемого топлива, остается серьезная обеспокоенность тем, что CDR может использоваться в качестве предлога для сохранения зависимости от ископаемого топлива. Это звучит как оксюморон. Отчасти потому, что поддерживает ли CDR (излишне) зависимость от ископаемого топлива, это идеологический вопрос — ответ может различаться в зависимости от политических предпочтений между радикализмом и прагматизмом. Но это также коренится в трудности преодоления углеродной блокировки путем управления управляемым сокращением ископаемого топлива.

Задача декарбонизации состоит в том, чтобы разрушить глубокие блокировки, которые увековечивают существующую энергетическую систему, основанную на ископаемом топливе. В этой статье я исследую, как методы удаления нагара помогают или препятствуют снятию углеродной блокировки.

Чтобы понять взаимосвязь между удалением углерода и улавливанием углерода, можно вспомнить прошлые дебаты о технологии улавливания углерода. Это связано с тем, что и CCS, и CDR подвергаются одинаковой критике за сохранение привязки к ископаемому топливу.Однако такая критика часто упускает из виду важное, лежащее в основе различие между CCS и CDR. Как будет обсуждаться позже, в то время как CCS сопряжен с риском усиленной блокировки за счет увеличения инерции инфраструктуры, CDR больше связан с риском ненадлежащей замены , что позволяет несправедливо продолжать выбросы ископаемых за счет компенсации углерода. Признание этого различия является ключом к пониманию роли CDR в декарбонизации.

Идея CCS возникла как прагматичный ответ на преодоление углеродной блокировки с сохранением существующей инфраструктуры ископаемого топлива.Несмотря на первоначальный энтузиазм, прогресс CCS застопорился, и его обещание обезуглероживания ископаемого топлива еще не выполнено. Теперь фокус политики смещается с «захвата» (модернизация с помощью CCS) на «удаление» (компенсация с помощью CDR). Это может сигнализировать о новых перспективах преодоления углеродной блокировки. И все же обещание CDR рассматривается как последний пример «технологий уклонения», которые могут оправдать еще одну отсрочку основных мер по смягчению последствий и сохранить статус-кво (McLaren and Markusson, 2020).

Я утверждаю, что для того, чтобы разгадать этот очевидный парадокс CDR, нам нужно изменить формулировку задаваемого вопроса.Вместо того, чтобы спрашивать, увековечит ли CDR ископаемое топливо, мы должны задать вопрос другого рода: как можно использовать технологии CDR в соответствии с управляемым отказом от ископаемого топлива? В конечном итоге это сводится к проблеме смягчения сопротивления со стороны старых владельцев ископаемых и более постепенного вовлечения их в политику декарбонизации.

Загадка разблокировки углеродной блокировки

Несмотря на растущую потребность в предотвращении опасного изменения климата, мир по-прежнему колеблется, чтобы приступить к быстрой декарбонизации.Что делает проблему декарбонизации такой сложной, так это самовоспроизводящаяся инерция энергетической системы, основанной на ископаемом топливе, которая препятствует появлению альтернатив с низким уровнем выбросов углерода и замедляет темпы изменений в направлении устойчивой энергетики в будущем. Инерционное сопротивление этой энергетической системы изменениям обычно известно как углеродная блокировка или иногда упоминается как блокировка ископаемого топлива (Unruh, 2000, 2002). Проблема быстрой декарбонизации практически заключается в том, насколько быстро мы можем уйти от углеродной блокировки или «разблокировать» ее (см.Бернштейн и Хоффманн, 2019).

С тех пор как Unruh (2000) ввел термин «углеродная блокировка», эта концепция привлекла значительное внимание ученых для определения причин, типов или механизмов блокировки (например, Cairns, 2014; Bertram et al., 2015; Erickson et al., 2015; Seto et al., 2016; Buschmann and Oels, 2019; Janipour et al., 2020; Trencher et al., 2020). Основополагающий обзор соответствующей литературы Seto et al. (2016) предложили три типа блокировки, которые взаимно усиливают друг друга и создают коллективную инерцию: инфраструктурная, институциональная и поведенческая блокировка.Некоторые утверждают, что следует принимать во внимание и другие формы блокировки (например, когнитивную или дискурсивную) (Buschmann and Oels, 2019; Trencher et al., 2020). Однако важным моментом является то, что взаимодействие между технологическими инфраструктурами, институтами управления, социальными практиками и когнитивными структурами приводит к укреплению энергетической системы, которая способствует дальнейшему использованию углеродоемких технологий. Не отдельный фактор, а сложная социотехническая запутанность вызывает и поддерживает углеродную блокировку (ср.Кэрнс, 2014).

Блокировка — это результат зависимых от пути процессов, управляемых механизмом возрастающей отдачи или самоусиливающейся положительной обратной связи. Оказавшись на месте, любые замкнутые системы — технологические, социальные, политические, экономические и культурные — сопротивляются изменениям и стремятся сохранить статус-кво. Важно отметить, что Seto et al. (2016), привязка способствует сохранению статус-кво, но нормативно нейтральна: она может быть как положительной, так и отрицательной (пример положительной привязки см. в Ürge-Vorsatz et al., 2018). Блокировка становится проблемой, когда уже укоренившиеся системы препятствуют изменениям, которые считаются желательными. В этом отношении углеродная блокировка, возможно, является негативным условием, поскольку она увековечивает высокие выбросы углерода, что приводит к опасным последствиям.

Более того, замкнутость — это не «постоянное состояние», а скорее «постоянное состояние», которое создает системные барьеры для альтернатив (Unruh, 2000). Как заметил Кэрнс (2014), термин «запертость», возможно, служит скорее метафорой, чем в буквальном смысле этого слова.Является ли конкретная система «запертой» или нет, зависит от нормативного взгляда на шкалу времени, в пределах которой должны произойти желаемые изменения. По мере того, как быстрый отказ от ископаемого топлива становится политическим и моральным императивом, сейчас (мы могли бы сказать) среди общественности все больше ощущается, что — это , запертый в устойчивый режим ископаемой энергии.

Несмотря на это, углеродоемкие технологии, такие как угольные электростанции, особенно трудно разблокировать.Это связано с тем, что эти технологии являются дорогостоящими в создании, но относительно недорогими в эксплуатации в течение длительного срока службы инфраструктуры (Erickson et al., 2015). Большие капитальные затраты и длительное время выполнения заказов приводят к существенным необратимым затратам; и, следовательно, преждевременный вывод из эксплуатации угольных электростанций обязательно повлечет за собой значительные финансовые затраты, что, в свою очередь, делает такое решение политически сложным (см. Trencher et al., 2020).

От захвата к удалению — как избежать углеродной блокировки?

Трудность разблокировки углеродной блокировки обеспечивает политико-экономическую основу для того, чтобы CCS и CDR могли участвовать в политике декарбонизации.На первый взгляд, эти технологические варианты привлекательны, потому что они обещают декарбонизировать инфраструктуру, работающую на ископаемом топливе, сохраняя при этом ее. Однако существует важное различие между CCS и CDR. То есть, поскольку предполагается, что УХУ в основном модернизируется установками, работающими на ископаемом топливе, такими как угольные или газовые электростанции, развертывание УХУ в значительной степени неотделимо от использования ископаемого топлива . С другой стороны, использование CDR не обязательно физически связано с инфраструктурой, сжигающей ископаемое топливо.УХУ влечет за собой риск углубления углеродной блокировки, которая зависит от инфраструктурной неотделимости УХУ от использования ископаемого топлива. Переход политики от CCS к CDR может, возможно, избежать этого риска усиленной блокировки. Учитывая физическую отделимость от использования ископаемого топлива, CDR, тем не менее, связан с риском ненадлежащей замены сокращения выбросов ископаемого углерода.

CCS и риск усиленной блокировки

На ранней стадии обсуждения CCS те, кто выступал за CCS, казалось, рассматривали этот технологический вариант как своего рода прагматичный компромисс, который мог решить политическую дилемму, возникающую из-за углеродной блокировки.Чтобы оправдать инвестиции в исследования и разработки в области УХУ, УХУ часто представляли как «технологию перехода» к будущему возобновляемой энергии (Hansson and Bryngelsson, 2009; Meadowcroft and Langhelle, 2009; Vergragt et al., 2011). Метафора моста использовалась, чтобы подчеркнуть, что УХУ — это временное решение, позволяющее выиграть время только до тех пор, пока не станут доступны лучшие варианты (например, возобновляемые источники энергии).

Эта конструкция моста хорошо соответствовала представлению сторонников CCS о том, что индустриальные экономики глубоко увязли в технологиях сжигания ископаемого топлива, таких как угольные электростанции, поэтому их освобождение (прямо сейчас!) обходится слишком дорого.Из-за того, что они осознают, а не незнание, трудности преодоления углеродной блокировки, модернизация с помощью CCS может показаться более прагматичной, чем немедленный поэтапный отказ. Привлекательность CCS была основана именно на ее перспективах в качестве неразрушающей технологии «на конце трубы», позволяющей продолжать использование ископаемого топлива при одновременном снижении выбросов CO 2 (Unruh and Carrillo-Hermosilla, 2006).

Хотя в то время это могло звучать разумно, представление CCS как связующей технологии оказалось противоположным.Поскольку стоимость производства электроэнергии из возобновляемых источников резко снизилась за десятилетие, возобновляемые источники энергии в настоящее время являются самым дешевым источником электроэнергии во многих местах (IEA, 2020). В то время как, с другой стороны, прогресс в разработке УХУ застопорился, и технология еще не была развернута в масштабе (Reiner, 2016; Bui et al., 2018). Медленный прогресс в области CCS отчасти был вызван отсутствием политической и экономической поддержки для ликвидации финансового разрыва, необходимого для реализации крупномасштабных демонстрационных проектов (Gaede and Meadowcroft, 2016).Вместо перехода к возобновляемым источникам энергии структура CCS теперь «перекалибрована» как долгосрочное решение для полной декарбонизации всей энергетической системы (Bui et al., 2018).

Однако, что еще более важно, каркас моста был ошибочным в своем предположении, что CCS может каким-то образом обеспечить выход из углеродной блокировки. Вместо этого широко распространено мнение, что добавление CCS на электростанции, работающие на ископаемом топливе, рискует углубить или усилить углеродную блокировку, известную как усиленная углеродная блокировка (Unruh and Carrillo-Hermosilla, 2006; Markusson and Haszeldine, 2010; Vergragt). и другие., 2011; Маркуссон, 2012 г.; Шекли и Томпсон, 2012 г.; Стивенс, 2014). Это связано с тем, что «добавление CCS» означает создание совершенно новой инфраструктуры для улавливания, транспортировки и хранения CO 2 под землей как интегрированной социально-технической системы. Создание новой инфраструктуры УХУ (улавливающая установка, трубопровод и геологическое хранилище) требует крупных капитальных вложений с длительными сроками реализации. Это существенно увеличивает инфраструктурную инерцию энергосистемы на ископаемом топливе, сохраняя ее на несколько десятилетий.УХУ, вероятно, укрепит замкнутость системы ископаемого топлива и затруднит переход от нее.

Однако стоит отметить нюансы термина «усиленная блокировка». Хотя технология CCS увековечивает использование ископаемого топлива, в случае успешной работы она может сократить выбросы CO 2 от использования ископаемого топлива, что не обязательно плохо. Усиленная блокировка становится серьезной проблемой, когда новые электростанции, работающие на ископаемом топливе, строятся с обещанием, что УХУ будет установлена ​​в какой-то момент в будущем (так называемая «готовность к захвату»), но никогда не будет развернута на самом деле. эти растения не ослабевают (Markusson and Haszeldine, 2010; Shackley and Thompson, 2012).Короче говоря, чрезмерное обещание УХУ чревато риском дальнейшей привязки к неослабевающему использованию ископаемого топлива. Согласно Markusson and Haszeldine (2010), единственный безопасный способ избежать этого риска неослабевающего удержания углерода — это вообще не строить новые заводы по производству ископаемого топлива.

CDR и риск неправомерной замены

В качестве альтернативы, риска усиленной блокировки можно избежать, сместив фокус политики с CCS на CDR (Vergragt et al., 2011). Так называемые инженерные методы CDR, такие как биоэнергетика с CCS (BECCS) или прямое улавливание и хранение углерода в воздухе (DACCS), используют почти те же технологии для транспортировки и хранения CO 2 , что и технологии CCS для ископаемой энергии (FECCS).И BECCS, и DACCS являются своего рода родственниками технологий семейства CCS. Однако, в отличие от FECCS, которая модернизируется с использованием объектов, работающих на ископаемом топливе, развертывание BECCS и DACCS не обязательно должно быть физически связано с инфраструктурой, работающей на ископаемом топливе (см. Markusson, 2012). Например, ценность BECCS заключается не только в ее способности обеспечивать отрицательные выбросы; это также связано с тем, что BECCS служит источником энергии, альтернативным ископаемому топливу (Köberle, 2019). FECCS делает и без того тяжелую систему, работающую на ископаемом топливе, еще тяжелее, но это не обязательно верно для CDR.По крайней мере, теоретически CDR может компенсировать выбросы CO 2 от ископаемого топлива без усиления привязки к ним.

Тем не менее, существует серьезная обеспокоенность по поводу CDR, который может сдерживать или задерживать принятие необходимых мер по смягчению последствий (Markusson et al., 2018; McLaren et al., 2019). Эта озабоченность по поводу «смягчения сдерживания» (или иначе известного как «моральный риск») исходит из дебатов о солнечной геоинженерии или управлении солнечным излучением (SRM) (см. McLaren, 2016). В геоинженерных дебатах одна из самых затянувшихся и серьезных опасений заключается в том, что SRM может стать неоправданной заменой для смягчения последствий, чтобы остановить глобальное потепление.Широко признано, что SRM не может заменить смягчение последствий, поскольку оно не касается выбросов CO 2 . Несмотря на это, озабоченность по поводу смягчения последствий сдерживания остается острой. Это связано с тем, что SRM обладает характеристиками, позволяющими быстро остановить потепление, а его использование связано с низкой ценой. Таким образом, существует реальный риск того, что SRM вполне может использоваться в качестве «дешевой, быстрой и несовершенной» замены дорогостоящего смягчения последствий (Keith et al., 2010).

CDR сталкивается с теми же опасениями, что и SRM с дозой, из-за того, что его используют в качестве плохой замены для смягчения последствий (Markusson et al., 2018). Отчасти это связано с тем, что CDR и SRM часто объединяли под общей рубрикой «геоинженерия». Тем не менее, эта озабоченность по поводу ненадлежащей замены реальна для CDR. Возьмем, к примеру, наземные методы CDR, такие как облесение.

Облесение (или посадка деревьев) в настоящее время часто рассматривается как форма наземных методов CDR. Но облесение уже давно признано «принятой» стратегией смягчения последствий. Например, удаление путем облесения и лесовозобновления было включено в Киотский протокол в категорию землепользования, изменений в землепользовании и лесного хозяйства (ЗИЗЛХ).Однако это решение о включении биологических поглотителей углерода в качестве вариантов смягчения последствий вызвало огромные политические разногласия (Dooley and Gupta, 2017; Moe and Røttereng, 2018; Carton et al., 2020). Использование наземных поглотителей углерода в качестве компенсации углерода подвергалось и до сих пор подвергается резкой критике как способ обойти необходимые меры по смягчению последствий, тем самым увековечивая дальнейшее использование ископаемого топлива.

По иронии судьбы, этот страх перед мерами сдерживания коренится в точной причине, по которой CDR признается важнейшим вариантом политики.CDR является политически привлекательным, поскольку он 90 297 отделяет 90 298 характер и стоимость сокращения выбросов от источников выбросов во времени и пространстве (Kriegler et al., 2013; Lomax et al., 2015). Компенсация за счет CDR может обеспечить альтернативный способ сокращения выбросов в секторах или источниках, которые трудно обезуглерожить напрямую, таких как авиация или судоходство (Davis et al., 2018). В результате ископаемые виды топлива могут продолжать использоваться в этих секторах, которые трудно сократить, но такая продолжающаяся зависимость от ископаемых видов топлива не обязательно может считаться «неправомерной» заменой.

В конце концов, вызывает ли CDR сдерживание смягчения последствий, это вопрос определения взаимозаменяемости между «сокращением выбросов» и «отрицательными выбросами». Как Маркуссон и др. (2018) утверждали, что если бы цель политики определялась только в узких экономических терминах (например, сокращение чистых выбросов наименее затратным способом), широкое использование CDR могло бы показаться рациональным выбором. Но это, вероятно, приведет к неправильному восприятию заменяемости , что приведет к пагубным последствиям и подорвет целостность политики смягчения последствий.Например, неограниченное использование наземных CDR может создать порочный стимул для компенсации промышленных выбросов углерода от ископаемого топлива наземными поглотителями углерода без учета социальных, этических и экологических последствий (Dooley and Gupta, 2017; Dooley and Kartha, 2018). ). Аналогичным образом, перспектива перерегулирования, т. е. того, что будущие крупномасштабные CDR компенсируют задержку смягчения последствий сегодня, не только оправдывает медленные действия по смягчению последствий, но и рискует поставить будущие поколения в несправедливую игру (Anderson and Peters, 2016; Lenzi et al. ., 2018; Асаяма и Хьюм, 2019 г.).

Чтобы предотвратить такие неправомерные замены, появляется все больше предложений по «надлежащему» использованию CDR. Например, Макларен и др. (2019) выступают за установление двух отдельных целей по сокращению выбросов и удалению углерода, а не одной цели «чистого нуля». Smith (2021) подчеркивает важность большей прозрачности в отношении различных рисков хранения биологических и геологических поглотителей. Другие также предлагают принципы, которыми следует руководствоваться при принятии решений об удалении и компенсации выбросов углерода (Allen et al., 2020; Морроу и др., 2020).

Однако вопрос о том, что является «надлежащим» использованием CDR, по своей сути является политическим вопросом. На самом деле речь идет не столько о самой технологии. Скорее, это больше о том, как политические интересы индустрии ископаемого топлива вмешиваются в использование методов CDR.

Развод с интересами к ископаемому топливу

Как обсуждалось выше, CCS и CDR обычно подвергаются той же критике, что и они: то есть обе технологии увековечивают постоянное использование ископаемого топлива.С этой точки зрения основная цель как CCS, так и CDR состоит в том, чтобы сократить или отменить выбросы CO 2 из ископаемого топлива при сохранении (в некоторой степени) существующей инфраструктуры ископаемого топлива. Действительно, Маркуссон и др. (2017) по этой причине даже предложили называть CCS и CDR (включая SRM) технологиями «чистого ископаемого», которые обещают защитить существующие интересы в отношении ископаемого топлива и, в более широком смысле, экономику, основанную на ископаемом топливе. Но действительно ли и CCS, и CDR неизбежно должны быть тесно связаны с интересами к ископаемому топливу?

В этом отношении отношения между CCS и интересами к ископаемому топливу довольно прямолинейны.В публичном дискурсе УХУ неоднократно описывалось как прагматичный компромисс — или «политический клей», — который объединяет конкурирующие интересы между смягчением последствий изменения климата и доминированием ископаемого топлива (Hansson and Bryngelsson, 2009; Tjernshaugen and Langhelle, 2009; Pollak et и др., 2011; Асаяма и Исии, 2017). С точки зрения индустрии ископаемого топлива, CCS имеет инструментальную ценность в качестве «хеджирования» для защиты своих интересов и поддержания статус-кво (Gunderson et al., 2020).

То, что материальный интерес производителей ископаемого топлива тесно связан с УХУ, также подтверждается тем фактом, что страны, предшествовавшие демонстрации УХУ, до сих пор являются крупными производителями ископаемого топлива, такими как Австралия, Канада, Норвегия и Соединенные Штаты (Gaede and Meadowcroft). , 2016; Райнер, 2016). CCS с повышенной нефтеотдачей (EOR) особенно полезен для стран, богатых ископаемым топливом, в оправдании продолжения добычи огромных запасов ископаемого. Именно поэтому инвестиции в УХУ со стороны правительства подвергаются резкой критике как дополнительная форма «субсидии на ископаемое топливо» (Стивенс, 2014 г.) и сталкиваются с общественным скептицизмом в отношении их легитимности (Мабон и Литтлкотт, 2016 г.).

Однако не все компании, работающие на ископаемом топливе, активно включились в разработку УХУ в рамках своей корпоративной климатической стратегии. Tjernshaugen (2012) обнаружил, что такие компании, как ExxonMobil, которые придерживались стратегии сопротивления (т. е. отрицания научной реальности глобального потепления и противодействия правительственным постановлениям), в основном держались в стороне от деятельности CCS. С другой стороны, такие компании, как BP и Statoil, более активно продвигали CCS как законный вариант смягчения последствий. Эти различия ясно показывают, что отрасль ископаемого топлива далеко не однородна в своем подходе к изменению климата.Вдобавок ко всему, они предполагают, что обещание CCS — а не его фактическое использование — может защитить интересы ископаемого топлива, независимо от того, будет ли выполнено такое обещание.

Между тем, CDR имеет более скромные отношения с интересами ископаемого топлива. В некотором смысле CDR кажется «сиротской технологией» — технологией, у которой нет частного сектора (т. е. материнской компании), который готов нести расходы на ее разработку, несмотря на ее очевидную общественную пользу (Wagner, 1992).Без какой-либо финансовой поддержки со стороны государственного сектора технологии CDR, скорее всего, останутся неразвитыми. Хотя аналогичный аргумент можно привести в отношении разработки CCS (см. Gaede and Meadowcroft, 2016), внедрение CCS в значительной степени неотделимо от использования ископаемого топлива (за исключением его применения в промышленных процессах). С другой стороны, CDR не обязательно должен представлять основной интерес для компаний, занимающихся ископаемым топливом, но должен представлять гораздо более широкий круг участников, поскольку его использование физически отделено от использования ископаемого топлива.

Физическое разделение, конечно, не означает, что CDR не зависит от финансовых и политических интересов отрасли ископаемого топлива. Как видно из вышеизложенного, всегда существует риск того, что CDR может быть целесообразно использовано вместо сокращения выбросов ископаемого углерода. Например, глобальная нефтяная компания Shell недавно объявила, что к 2050 году она стремится достичь нулевого уровня выбросов углерода, но их обещание по достижению нулевого уровня выбросов в значительной степени связано с компенсацией выбросов углерода за счет посадки деревьев (Ambrose, 2021).В январе 2020 года Всемирный экономический форум запустил инициативу «Один триллион деревьев» для борьбы с изменением климата. И это сразу же привлекло внимание бывшего президента США Донала Трампа, который посеял сомнения в глобальном потеплении и вышел из Парижского соглашения. Как Эллис и др. (2020), такое возобновление внимания к посадке деревьев может стать опасным отклонением от усилий по прекращению использования ископаемых видов топлива (см. также Carton et al., 2020; Seymour, 2020).

В конце концов, что действительно важно для управления CDR, по-видимому, так это предотвращение «неправомерного» влияния интересов ископаемых видов топлива на политические решения о разработке и внедрении технологий CDR.

В соответствии со снижением запасов ископаемого топлива

Здесь я утверждаю, что вместо того, чтобы спрашивать, сохранит ли CDR статус-кво использования ископаемого топлива, мы должны перевернуть вопрос и вместо этого спросить: как мы можем согласовать использование методов CDR с управлением поэтапным отказом от производства ископаемого топлива? ? Поскольку развертывание CDR может быть совместимо с продолжающимся использованием ископаемого топлива, оно также может быть согласовано с управляемым отказом от ископаемого топлива. Это связано с тем, что, в отличие от CCS, CDR может быть физически независим от конкретных источников излучения (Kriegler et al., 2013; Ломакс и др., 2015). Развитие CDR и отказ от использования ископаемого топлива не должны вступать в противоречие друг с другом.

Например, отказ от ископаемого топлива возник как глобальное общественное движение, направленное на подрыв легитимности отрасли ископаемого топлива (Rosenbloom and Rinscheid, 2020). Будучи успешными как эффективные кампании в СМИ по распространению нормы против ископаемого топлива (Green, 2018), движение за изъятие инвестиций в целом не смогло изменить приток капитала в запасы ископаемого топлива на финансовых рынках в целом (Mormann, 2020).По словам Морманна (2020), это отчасти связано с тем, что движение сосредоточено на отказе от инвестиций в запасы ископаемого топлива, но с небольшим руководством по вариантам реинвестирования. Здесь мы можем использовать средства, выведенные из запасов ископаемого топлива, для реинвестирования в развитие технологий CDR. Такая стратегия реинвестирования может столкнуться с негативной реакцией со стороны групп климатических активистов. Но оценка и информирование о рисках и выгодах финансовых вложений в технологии CDR может помочь инвесторам принимать более обоснованные инвестиционные решения.Нет никаких причин исключать CDR как вариант низкоуглеродных инвестиций.

Кроме того, нам необходимо плюрализм в наших взглядах на использование ископаемого топлива (Turnheim and Sovacool, 2020). Движение за изъятие инвестиций часто изображает компании, работающие на ископаемом топливе, злодеями, которые непоправимо сопротивляются изменениям и поэтому должны быть ликвидированы все вместе. Но не все компании, работающие на ископаемом топливе, созданы равными (см. Mormann, 2020). Об этом свидетельствуют различные стратегии деятельности крупных нефтяных компаний в отношении УХУ (Tjernshaugen, 2012).

Это правда, что некоторые компании, работающие на ископаемом топливе, особенно в США, стояли за организованной машиной отрицания, чтобы посеять сомнения в глобальном потеплении (Dunlap and McCright, 2011; Supran and Oreskes, 2017). Нельзя игнорировать мрачную историю дезинформации об изменении климата со стороны производителей ископаемого топлива. Тем не менее верно и то, что опыт отрасли применим не только к добыче самих ископаемых ресурсов; многие компании, работающие на ископаемом топливе, также обладают значительным геологическим и инженерным опытом, а также капитальными активами, которые можно перепрофилировать для крупномасштабного развертывания CDR (Hastings and Smith, 2020).

Быстрый отказ от ископаемого топлива подрывает финансовую стабильность отрасли ископаемого топлива. Неудивительно, что такие усилия встречают сопротивление действующего режима ископаемых (Geels, 2014). Но не все должностные лица застрянут в старых парадигмах — их поведение и стратегии со временем меняются в соответствии с политической динамикой (Turnheim and Sovacool, 2020). Они могут попытаться использовать свои ресурсы для диверсификации в новую область деятельности. Здесь CDR может стать политической золотой серединой для смягчения сопротивления режима и более постепенного вовлечения старых должностных лиц в переход к низкоуглеродному режиму.На практике это означает, что индустрия ископаемого топлива должна превратиться в «индустрию удаления углерода», основная задача которой сосредоточена в первую очередь на постоянном хранении CO 2 в геологических резервуарах (Allen et al., 2009; Buck, 2020; Hastings and Смит, 2020).

Конечно, такая промышленная трансформация не произойдет сама по себе. И индустрия ископаемого топлива не изменит ситуацию сама по себе. Только путем усиления политического давления мы могли бы, возможно, «ответственно стимулировать» отрасль ископаемого топлива к радикальным изменениям в сторону отрасли утилизации углерода (ср.Беллами, 2018). И чтобы получить демократический контроль над таким переходом, крайне важно сформулировать геологическое удаление CO 2 как общественное благо , а не частные предприятия (Buck, 2020).

Выводы

После подписания Парижского соглашения цель достижения нулевого уровня выбросов стала основой дискуссий по климатической политике (Geden, 2016). Соответственно, граница между смягчением последствий и CDR становится все более размытой (Cox et al., 2018; Minx et al., 2018). Теперь методы CDR более или менее нормализованы как «расширение смягчения» или «нетрадиционное смягчение» (Geden and Schenuit, 2020).

С точки зрения баланса углерода, поскольку положительные выбросы компенсируются отрицательными выбросами, риск сдерживания «смягчения» может показаться незначительным. Итак, почему мы до сих пор спорим о том, как «смягчить» выбросы углерода? Именно потому, что «декарбонизация» энергетической системы не может рассматриваться как синоним достижения цели «чистого нуля». Существует множество различных путей декарбонизации к будущему с нулевыми выбросами. За этой амбициозной политической целью скрывается оспариваемая политика по обезуглероживанию ископаемого топлива.

Климатическая политика имеет тенденцию сосредотачиваться на технических аспектах достижения нулевого уровня выбросов. Об этом свидетельствует тот факт, что в тексте Парижского соглашения отсутствует словосочетание «ископаемое топливо» (Piggot et al., 2018). Однако это может привести к риску упустить из виду реальную проблему политики декарбонизации — как разрушить глубокие блокировки, которые увековечивают производство и потребление ископаемого топлива. Возможно, дебаты об управлении CDR также были тесно связаны с выполнением обещания чистого нуля.Но, поскольку ограничение предложения ископаемого топлива становится главной темой обсуждения климатической политики (Piggot et al., 2020), пришло время пересмотреть вопрос о роли CDR в декарбонизации энергетики.

Gaede and Meadowcroft (2016) утверждали, что CCS — это «технология с лицом Януса», которая может как замедлить, так и ускорить переход к будущему безуглеродной энергетики. Точно так же CDR — это палка о двух концах для быстрой декарбонизации. CDR может быть полезным дополнением к уравновешиванию «непокорных» выбросов из секторов, с которыми трудно бороться.В то же время они могли бы служить целесообразной заменой сокращения «лишних» выбросов для сохранения статус-кво использования ископаемого топлива. Эта дилемма, однако, не столько проблема технологии. CDR находится в центре нашего отношения любви и ненависти к ископаемому топливу. Чтобы выйти из этой дилеммы, мы должны задаться вопросом, как разработка технологий CDR может быть согласована с управлением снижением производства ископаемого топлива.

Заявление о доступности данных

Оригинальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью, дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

Вклад авторов

Автор подтверждает единоличную ответственность за концепцию исследования, анализ и подготовку рукописи.

Финансирование

Исследование было поддержано Японским обществом содействия науке, гранты в помощь начинающим ученым [20K20022].

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Я благодарю Нильса Маркуссона за его полезные отзывы о предыдущей версии статьи. Я глубоко признателен Джеймсу Палмеру за его превосходное редакционное руководство. Я также благодарю трех рецензентов за их полезные комментарии, один из которых отказался от процесса рецензирования, так что их вклад не признан поименно. Хотя мы не пришли к единому мнению о важности статьи, их критические отзывы явно помогли мне улучшить качество аргументации. Здесь я хотел бы отметить их вклад.

Каталожные номера

Аллен, М., Аксельссон, К., Калдекотт, Б., Хейл, Т., Хепберн, К., Хикки, К., и другие. (2020). Оксфордские принципы чистой нулевой компенсации выбросов углерода. Оксфорд: Школа предпринимательства и окружающей среды Смита, Оксфордский университет. Доступно в Интернете по адресу: https://www.smithschool.ox.ac.uk/publications/reports/Oxford-Offsetting-Principles-2020.pdf (по состоянию на 10 июня 2021 г.).

Аллен, М. Р., Фрейм, Д. Дж., и Мейсон, К. Ф. (2009). Дело об обязательном секвестре. Нац. Geosci. 2, 813–814. дои: 10.1038/ngeo709

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Андерсон, К., и Питерс, Г. (2016). Беда с отрицательными выбросами. Наука 354, 182–183. doi: 10.1126/science.aah5567

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Асаяма, С., и Халм, М. (2019). Инженерный климатический долг: превышение температуры и снижение пика как рискованное субстандартное ипотечное кредитование. Клим. Политика 19, 937–946.дои: 10.1080/14693062.2019.1623165

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Асаяма, С., и Исии, А. (2017). Продажа историй о техно-оптимизме? Роль нарративов о дискурсивном построении улавливания и хранения углерода в японских СМИ. Энергия рез. соц. Наука . 31, 50–59. doi: 10.1016/j.erss.2017.06.010

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бернштейн, С., и Хоффманн, М. (2019). Климатическая политика, метафоры и фрактальная углеродная ловушка. Нац. Клим. Чанг. 9, 919–925. doi: 10.1038/s41558-019-0618-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бертрам К., Джонсон Н., Людерер Г., Риахи К., Исаак М. и Эом Дж. (2015). Углеродная блокировка из-за инерции основного капитала, связанная со слабой краткосрочной политикой в ​​области климата. Техн. Прогноз. соц. Изменение 90, 62–72. doi: 10.1016/j.techfore.2013.10.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Буй, М., Аджиман, К.С., Bardow, A., Anthony, E.J., Boston, A., Brown, S., et al. (2018). Улавливание и хранение углерода (CCS): путь вперед. Энергетика Окружающая среда. науч. 11, 1062–1176. дои: 10.1039/C7EE02342A

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бушманн, П., и Оэлс, А. (2019). Упущенная из виду роль дискурса в разрушении углеродной блокировки: случай энергетического перехода Германии. Wiley Interdiscip. Преподобный Клим. Чанг. 10:e574. doi: 10.1002/wcc.574

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кэрнс, Р.(2014). Климатическая геоинженерия: проблемы зависимости от пути и социотехнической блокировки. Wiley Interdiscip. Преподобный Клим. Чанг. 5, 649–661. doi: 10.1002/wcc.296

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Картон В., Асиянби А., Бек С., Бак Х. Дж. и Лунд Дж. Ф. (2020). Отрицательные выбросы и долгая история удаления углерода. Wiley Interdiscip. Преподобный Клим. Чанг. 11:e671. doi: 10.1002/wcc.671

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кокс, Э.М., Пиджон Н., Спенс Э. и Томас Г. (2018). Размытые линии: этика и политика масштабного удаления парниковых газов. Фронт. Окружающая среда. науч. 6:38. doi: 10.3389/fenvs.2018.00038

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Cui, R.Y., Hultman, N., Edwards, M.R., Mcjeon, H., Iyer, G., Patel, P., et al. (2019). Количественная оценка срока службы угольных электростанций в соответствии с парижскими целями. Нац. коммун. 10:4759. doi: 10.1038/s41467-019-12618-3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дэвис, С.J., Lewis, N.S., Shaner, M., Aggarwal, S., Arent, D., Azevedo, I.L., et al. (2018). Энергетические системы с нулевыми выбросами. Наука 360:eaas9793. doi: 10.1126/science.aas9793

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дули, К., и Гупта, А. (2017). Управление на основе опыта: оспариваемая политика (учета) смягчения последствий на суше в новом климатическом соглашении. Междунар. Окружающая среда. Соглашения полит. Закон Экон. 17, 483–500. doi: 10.1007/s10784-016-9331-z

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дули, К.и Карта, С. (2018). Отрицательные выбросы на суше: риски для смягчения последствий изменения климата и воздействие на устойчивое развитие. Междунар. Окружающая среда. Соглашения полит. Закон Экон. 18, 79–98. doi: 10.1007/s10784-017-9382-9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Данлэп, Р. Э., и Макрайт, А. М. (2011). Организованное отрицание изменения климата, в The Oxford Handjournal of Climate Change and Society , ред. Дж. С. Драйзек, Р. Б. Норгаард и Д. Шлосберг (Оксфорд: издательство Оксфордского университета) 144–160.

Академия Google

Эриксон П., Карта С., Лазарус М. и Темпест К. (2015). Оценка углеродной блокировки. Окружающая среда. Рез. лат. 10:084023. дои: 10.1088/1748-9326/10/8/084023

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фофрич, Р. А., Тонг, Д., Кальвин, К. В., де Бур, Х. С., Эммерлинг, Дж., Фрико, О., и соавт. (2020). Досрочный вывод электростанций из эксплуатации в сценариях смягчения последствий изменения климата. Окружающая среда. Рез. лат. 15:094064. дои: 10.1088/1748-9326/ab96d3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Friedlingstein, P., O’Sullivan, M., Jones, M.W., Andrew, R.M., Hauck, J., Olsen, A., et al. (2020). Глобальный углеродный бюджет на 2020 год. Earth Syst. науч. Данные 12, 3269–3340. doi: 10.5194/essd-12-3269-2020

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Геде, Дж., и Медоукрофт, Дж. (2016). Демонстрация улавливания и хранения углерода и переход к низкоуглеродной энергетике: объяснение ограниченного прогресса, в The Palgrave Handjournal of the International Political Economy of Energy , eds T.ван де Грааф, Б. К. Совакул, А. Гош, Ф. Керн и М. Т. Клэр (Лондон: Palgrave Macmillan), 319–340.

Академия Google

Геден, О., и Шенуит, Ф. (2020). Нетрадиционное смягчение последствий: удаление двуокиси углерода как новый подход в климатической политике ЕС . Берлин: Stiftung Wissenschaft und Politik. дои: 10.18449/2020RP08

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Geels, FW (2014). Сопротивление режима низкоуглеродным переходам: введение политики и власти в многоуровневую перспективу. Теория, Культ. соц. 31, 21–40. дои: 10.1177/0263276414531627

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гундерсон Р., Стюарт Д. и Петерсен Б. (2020). Структура индустрии ископаемого топлива для улавливания и хранения углерода: вера в инновации, инструментализация ценности и поддержание статус-кво. Дж. Чистый. Произв. 252:119767. doi: 10.1016/j.jclepro.2019.119767

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ханссон А. и Брингельссон М.(2009). Мнения экспертов по улавливанию и хранению двуокиси углерода — анализ неопределенностей и возможностей. Энергетическая политика 37, 2273–2282. doi: 10.1016/j.enpol.2009.02.018

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гастингс, А., и Смит, П. (2020). Достижение нулевых выбросов требует знаний и навыков нефтегазовой отрасли. Фронт. Клим. 2:601778. doi: 10.3389/fclim.2020.601778

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

МЭА (2020 г.). Обзор мировой энергетики 2020 . Париж: Международное энергетическое агентство.

Академия Google

МГЭИК (2018 г.). Глобальное потепление на 1,5°C . Женева: Всемирная метеорологическая организация.

Академия Google

Janipour, Z., de Nooij, R., Scholten, P., Huijbregts, M.A.J., and de Coninck, H. (2020). Каковы источники удержания углерода в энергоемкой промышленности? Тематическое исследование голландского химического производства. Энергия рез. соц. науч. 60:101320.doi: 10.1016/j.erss.2019.101320

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джонсон, Н., Крей, В., МакКоллум, Д.Л., Рао, С., Риахи, К., и Рогель, Дж. (2015). Застрявшие на планете с низким уровнем выбросов углерода: последствия климатической политики для поэтапного отказа от угольных электростанций. Техн. Прогноз. соц. Изменение 90, 89–102. doi: 10.1016/j.techfore.2014.02.028

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кёберле, AC (2019). Значение BECCS в IAM: обзор. Курс. Поддерживать. Energy Rep. 6, 107–115. doi: 10.1007/s40518-019-00142-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Криглер Э., Эденхофер О., Рейстер Л., Людерер Г. и Кляйн Д. (2013). Является ли удаление углекислого газа из атмосферы решающим фактором для смягчения последствий изменения климата? Клим. Изменение 118, 45–57. doi: 10.1007/s10584-012-0681-4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ле Кере, К., Петерс, Г. П., Фридлингстайн, П., Эндрю, Р.M., Canadell, J.G., Davis, S.J., et al. (2021). Выбросы ископаемого CO 2 в эпоху после COVID-19. Нац. Клим. Чанг . 11, 197–199. doi: 10.1038/s41558-021-01001-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лензи Д., Лэмб В. Ф., Хилер Дж., Коварш М. и Минкс Дж. К. (2018). Взвесьте этические планы по очистке от углекислого газа. Природа 561, 303–305. doi: 10.1038/d41586-018-06695-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ломакс, Г., Уоркман М., Лентон Т. и Шах Н. (2015). Переосмысление политического подхода к технологиям удаления парниковых газов. Энергетическая политика 78, 125–136. doi: 10.1016/j.enpol.2014.10.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Luderer, G., Vrontisi, Z., Bertram, C., Edelenbosch, O.Y., Pietzcker, R.C., Rogelj, J., et al. (2018). Остаточные выбросы ископаемого CO 2 в путях 1,5–2°C. Нац. Клим. Чанг. 8, 626–633. doi: 10.1038/s41558-018-0198-6

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мабон, Л.и Литтлкотт, К. (2016). Восприятие заинтересованными сторонами и общественностью CO 2 -EOR в контексте CCS — результаты фокус-групп в Великобритании и последствия для политики. Междунар. Дж. Грин. Газ-контроль. 49, 128–137. doi: 10.1016/j.ijggc.2016.02.031

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маркуссон, Н. (2012). Рожденный заново: дебаты о блокировке и CCS. Энергетика Окружающая среда. 23, 389–394. doi: 10.1260/0958-305X.23.2-3.389

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маркуссон, Н., Даль Гьефсен, М., Стивенс, Дж. К., и Тайфилд, Д. (2017). Политическая экономия технических исправлений: (несо)согласование чистых ископаемых и политических режимов. Энергия рез. соц. науч. 23, 1–10. doi: 10.1016/j.erss.2016.11.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маркуссон, Н., и Хазелдин, С. (2010). «Захват готов» к регулированию электростанций, работающих на ископаемом топливе — Ставка на выбросы углерода в Великобритании на перспективах технологий будущего. Энергетическая политика 38, 6695–6702.doi: 10.1016/j.enpol.2010.06.039

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маркуссон, Н., Макларен, Д., и Тайфилд, Д. (2018). На пути к культурной политической экономии сдерживания смягчения последствий с помощью технологий отрицательных выбросов (NET). Глоб. Поддерживать. 1:e10. doi: 10.1017/sus.2018.10

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Макларен, Д. (2016). Смягчение сдерживания и «моральный риск» управления солнечным излучением. Земное будущее. 4, 596–602. дои: 10.1002/2016EF000445

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Макларен, Д., и Маркуссон, Н. (2020). Совместная эволюция технологических обещаний, моделирования, политики и целей в области изменения климата. Нац. Клим. Чанг. 10, 392–397. doi: 10.1038/s41558-020-0740-1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Макларен Д., Тайфилд Д., Уиллис Р., Шержински Б. и Маркуссон Н. (2019). После «чистого нуля»: случай для отдельных целей по сокращению выбросов и отрицательным выбросам. Фронт. Клим. 1:4. doi: 10.3389/fclim.2019.00004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Медоукрофт, Дж., и Лангелль, О. (2009). Кэширование углерода: политика и политика улавливания и хранения углерода . Челтнем: Издательство Эдварда Элгара.

Академия Google

Minx, J.C., Lamb, W.F., Callaghan, M.W., Fuss, S., Hilaire, J., Lenzi, D., et al. (2018). Отрицательные выбросы. Часть 1: исследовательский ландшафт, этика и синтез. Окружающая среда. Рез. лат. 13:063001. дои: 10.1088/1748-9326/aabf9b

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мо, Э. и Рёттеренг, Дж.-К. С. (2018). Постуглеродное общество: переосмысление международного управления отрицательными выбросами. Энергия рез. соц. науч. 44, 199–208. doi: 10.1016/j.erss.2018.04.031

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Морманн, Ф. (2020). Почему движение по изъятию инвестиций не достигает цели. Нац. Клим.Чанг . 10, 1067–1068. doi: 10.1038/s41558-020-00950-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Морроу, Д. Р., Томпсон, М. С., Андерсон, А., Батрес, М., Бак, Х. Дж., Дули, К., и др. (2020). Принципы размышлений об удалении углекислого газа в справедливой климатической политике. Одна Земля 3, 150–153. doi: 10.1016/j.oneear.2020.07.015

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пиггот Г., Эриксон П., ван Ассельт Х. и Лазарус М. (2018).Плавание вверх по течению: решение вопроса о поставках ископаемого топлива в рамках РКИК ООН. Клим. Политика 18, 1189–1202. дои: 10.1080/14693062.2018.1494535

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пиггот Г., Веркуйл К., ван Ассельт Х. и Лазарус М. (2020). Сокращение предложения ископаемого топлива для достижения климатических целей. Клим. Политика 20, 881–887. дои: 10.1080/14693062.2020.1804315

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Поллак, М., Филлипс, С.Дж., и Ваджхала, С.(2011). Политика улавливания и хранения углерода в США: новая коалиция пытается изменить существующую политику. Глоб. Окружающая среда. Чанг. 21, 313–323. doi: 10.1016/j.gloenvcha.2011.01.009

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Райнер, Д. М. (2016). Обучение через портфолио демонстрационных проектов по улавливанию и хранению углерода. Нац. Энергия 1:15011. doi: 10.1038/nenergy.2015.11

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рокстрём, Дж., Gaffney, O., Rogelj, J., Meinshausen, M., Nakicenovic, N., and Schellnhuber, HJ (2017). Дорожная карта для быстрой декарбонизации. Наука 355, 1269–1271. doi: 10.1126/science.aah4443

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Розенблюм, Д., и Риншайд, А. (2020). Преднамеренный отказ: новая граница для изучения и практики обезуглероживания. Wiley Interdiscip. Преподобный Клим. Чанг. 11:e669. doi: 10.1002/wcc.669

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сето, К.К., Дэвис, С.Дж., Митчелл, Р., Стоукс, Э.К., Унру, Г., и Юрге-Форзац, Д. (2016). Углеродная блокировка: типы, причины и последствия для политики. год. Преподобный Окружающая среда. Ресурс. 41, 425–452. doi: 10.1146/annurev-environ-110615-085934

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сеймур, Ф. (2020). Видя леса, а также (триллионы) деревьев в корпоративных климатических стратегиях. Одна Земля 2, 390–393. doi: 10.1016/j.oneear.2020.05.006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шекли, С.и Томпсон, М. (2012). Запутались: предоставят ли технологии улавливания и хранения углекислого газа передышку, когда мы стремимся перейти от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии? Клим. Изменение 110, 101–121. doi: 10.1007/s10584-011-0071-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Смит, С. М. (2021). Дело о прозрачных целях с нулевым выбросом углерода. Комм. Земная среда. 2:24. doi: 10.1038/s43247-021-00095-w

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стивенс, Дж.С. (2014). Пора прекратить инвестировать в улавливание и хранение углерода и сократить государственные субсидии на ископаемое топливо. Wiley Interdiscip. Преподобный Клим. Чанг. 5, 169–173. doi: 10.1002/wcc.266

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Супран, Г., и Орескес, Н. (2017). Оценка сообщений ExxonMobil об изменении климата (1977–2014 гг.). Окружающая среда. Рез. лат. 12:084019. дои: 10.1088/1748-9326/aa815f

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тьернсхауген, А.(2012). Технологическая мощь как стратегическая дилемма: улавливание и хранение CO 2 в международной нефтегазовой отрасли. Глоб. Окружающая среда. полит. 12, 8–29. дои: 10.1162/GLEP_a_00095

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Tjernshaugen, A., и Langhelle, O. (2009). Технология как политический клей: CCS в Норвегии, в Caching the Carbon. Политика и политика улавливания и хранения углерода , редакторы Дж. Медоукрофт и О. Лангелль (Челтнем: издательство Эдварда Элгара), 98–124.

Академия Google

Тонг, Д., Чжан, К., Чжэн, Ю., Калдейра, К., Ширер, К., Хонг, К., и другие. (2019). Предполагаемые выбросы от существующей энергетической инфраструктуры ставят под угрозу климатическую цель 1,5°C. Природа 572, 373–377. doi: 10.1038/s41586-019-1364-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тренчер Г., Риншайд А., Дуйган М., Труонг Н. и Асука Дж. (2020). Пересмотр углеродной блокировки в энергетических системах: объяснение сохранения угольной энергии в Японии. Энергия рез. соц. науч. 69:01770. doi: 10.1016/j.erss.2020.101770

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Turnheim, B., and Sovacool, B.K. (2020). Навсегда застрял в старых путях? Множественное количество должностных лиц при переходе к устойчивому развитию. Окружающая среда. иннов. соц. Транс. 35, 180–184. doi: 10.1016/j.eist.2019.10.012

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

ЮНЕП (2019 г.). Отчет о разрыве в уровне выбросов за 2019 год . Найроби: Программа Организации Объединенных Наций по окружающей среде.

Академия Google

Унру, Г.К., и Каррильо-Эрмосилья, Дж. (2006). Глобализация углеродной блокировки. Энергетическая политика 34, 1185–1197. doi: 10.1016/j.enpol.2004.10.013

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Юрге-Форсац, Д., Розенцвейг, К., Доусон, Р. Дж., Санчес Родригес, Р., Бай, X., Барау, А. С., и соавт. (2018). Закрепление положительной реакции на изменение климата в городах. Нац. Клим. Чанг. 8, 174–177. doi: 10.1038/s41558-018-0100-6

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Верграгт, П.Дж., Маркуссон Н. и Карлссон Х. (2011). Улавливание и хранение углерода, биоэнергетика с улавливанием и хранением углерода, а также освобождение от блокировки ископаемого топлива. Глоб. Окружающая среда. Чанг. 21, 282–292. doi: 10.1016/j.gloenvcha.2011.01.020

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вагнер, Дж. Л. (1992). Сиротские технологии: определение проблем. Междунар. Дж. Технол. Оценивать. Здравоохранение 8, 561–565. дои: 10.1017/S0266462300002269

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Corrs советует Tritium по цене 1 австралийский доллар.Слияние на 8 миллиардов долларов с Decarbonization Plus Acquisition Corporation II

Ведущая независимая юридическая фирма Австралии Corrs Chambers Westgarth консультировала Tritium Holdings Pty Ltd (Tritium) по заключению окончательного соглашения об объединении бизнеса с Decarbonization Plus Acquisition Corporation II (DCRN) , американская компания по приобретению специального назначения (SPAC). Сделка представляет собой первое объявленное слияние между австралийской компанией и американской SPAC.

Ожидается, что сделка предоставит Tritium, разработчику и производителю быстрых зарядных устройств постоянного тока для электромобилей, дополнительный капитал для расширения их производственных мощностей в Северной Америке, Европе и Австралии и предложит поддержку, необходимую им для достижения их дорожной карты продукта, улучшения свои существующие продукты и расширять свои глобальные команды по продажам и обслуживанию.Ожидается, что после закрытия объединенная компания будет зарегистрирована на NASDAQ под тикером «DCFC».

Коррс опирался на опыт всей фирмы вместе с партнерами Александрой Ферос, Джереми Хорвуд и Шабарикой Аджиткумар (корпоративное право/слияния и поглощения и рынки капитала), Хелен Кларк (технологии и интеллектуальная собственность), Клэр Корк (финансы), Анной Уайт (окружающая среда), Эбигейл Гилл и Фрэнсис Уилахан (соответствие нормативным требованиям), которая консультирует Tritium по всем австралийским аспектам сделки и координирует работу с Latham & Watkins LLP в качестве юридического консультанта Tritium в США.

Комментируя этот вопрос, ведущий партнер Александра Ферос сказала: «Corrs рада работать с Tritium над соглашением о слиянии с DCRN и ожидаемым листингом на NASDAQ. Это первое объявленное слияние австралийской компании с американской SPAC, и очень интересно участвовать в такой инновационной и лидирующей на рынке сделке».

Директор по доходам и директор по корпоративному развитию Tritium Дэвид Туми сказал: «Было здорово работать с Александрой и командой над сделкой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*